Комментарии РАКИБ к пакету законопроектов о регулировании цифровой валюты от 28.08.2020

28.08.2020 Министерство финансов России предложило проекты поправок к Закону «О цифровых финансовых активах».
Предлагаем познакомиться с проектами поправок и комментариями РАКИБ к ним.

Кликните по картинке, чтобы открыть и прочитать документ полностью
 
Комментарии РАКИБ к пакету законопроектов о регулировании цифровой валюты от 28.08.2020
 
В июле 2020 года был принят Федеральный закон «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (№ 259-ФЗ от 31.07.2020). Помимо норм, предусматривающих регулирование отношений, возникающих при выпуске и обращении цифровых финансовых активов, закон определяет такие понятия, как цифровая валюта, организация выпуска и выпуск цифровой валюты в Российской Федерации, организация обращения цифровой валюты в Российской Федерации, а также содержит некоторые условия регулирования отношений в связи с выпуском и обращением цифровой валюты. Речь идёт о запрете использования цифровой валюты в качестве средства платежа любым способом, позволяющим предполагать оплату за товары/работы/услуги, и о запрете на распространение информации о предложении или приеме цифровой валюты в качестве оплаты (части 5 и 7 статьи 14 закона). Закон содержит отсылку к будущему федеральному закону, который будет регулировать организацию выпуска, выпуск и организацию обращения цифровой валюты (часть 4 статьи 14 закона).
28.08.2020 Министерством финансов РФ были подготовлены проекты федеральных законов «О внесении изменений в статью 14 Федерального закона «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».
Несмотря на некоторые технические поправки, концепция предложенного регулирования мало отличается от концепции проектов, вынесенных на обсуждение Комитетом по финансовому рынку Государственной Думы в мае этого года. За исключением новеллы, определенной новой частью 8 к статье 14 закона о цифровых финансовых активах, содержащей некоторые изъятия из предусмотренного законом запрета. Также, как и в предыдущих версиях, предусмотрен запрет на организацию выпуска, выпуск и обращение на территории страны цифровой валюты, вводится административная и уголовная ответственность для участников деятельности, при этом меры ответственности за нарушение некоторых норм ужесточены. Предусматривается исчерпывающий перечень законных способов совершения операций с цифровой валютой, все они связаны исключительно с получением цифровой валюты – в порядке универсального правопреемства, в рамках процедур банкротства и исполнительного производства. При этом возможность последующего распоряжения полученной цифровой валютой не предоставляется. Презюмируется, что единственным правомочием собственника такого актива будет владение без права его реализации или иного использования. Также, как и предыдущие версии, законопроекты изобилуют технико-юридическими дефектами и нормами, допускающими двоякое или неоднозначное толкование. Полагаем, что тексты законопроектов в текущей редакции не могут быть поддержаны и требуют существенной переработки с учетом следующего:
  1. Предлагаемые поправки к закону о цифровых финансовых активах, по существу, вводят запрет на выпуск, организацию выпуска и организацию обращения цифровой валюты в России. При этом, с учетом вводимого исключения, непонятно, на что запрет распространяется: на цифровую валюту, созданную в российской информационной системе или на любую криптовалюту в принципе. С учетом предлагаемой уголовной и административной ответственности за незаконный оборот цифровой валюты, представляется, что запреты должны формулироваться более четко.
Сам запрет на данные виды деятельности также не видится обоснованным и способствующим развитию российской экономики. Почему законодатель ранее допустил выпуск и организацию обращения утилитарных токенов и токенов – ценных бумаг, но занял противоположную позицию применительно к платежным токенам. Представляется, что стабильность национальной валюты можно обеспечивать и другими способами.
  1. Вводимое законопроектом исключение в отношении допустимых видов деятельности с криптовалютой имеет неопределенное содержание. Непонятно, что имеется в виду под «действиями, направленными на предоставление возможностей использования цифровой валюты третьими лицами». Имели ли в виду авторы законопроекта выпуск цифровой валюты (майнинг), который определен в действующей редакции закона о цифровых финансовых активах как «действия …, направленные на предоставление возможностей использования цифровой валюты третьими лицами» либо под этим может также подразумеваться деятельность площадки по обмену цифровыми валютами? Непонятно, применяются ли эти исключения только к обращению цифровой валюты, выпущенной в иностранных информационных системах?
  2. Вводимые ограничения на операции с цифровыми валютами также не отвечают потребностям оборота. Они, по сути, парализуют для законного обладателя возможность распоряжения активом, имеющим определенную ценность, и извлечения из него выгоды.
  3. Представляется преждевременным обсуждение норм об ответственности за нарушение оборота цифровой валюты, пока не решен принципиальный вопрос об обороте всех видов цифровых прав и допустимых сделок с ними. При этом следует отметить, что предлагаемые меры ответственности не соразмерны общественной опасности деяний, образующих состав правонарушения, что должно быть учтено в проектируемых законах.