Перспектива регулирования криптовалютного рынка в России остается одной из самых горячих тем для обсуждения все последние месяцы – появится ли налогообложение для майнеров, смогут ли частные лица инвестировать в крипту, дадут ли зеленый свет ICO в российской юрисдикции? Эти вопросы, без сомнения, волнуют не только действующих криптоигроков, но и всех потенциальных участников нового для экономики страны рынка. От того, каким будет данное регулирование, в том числе зависит и рост рынка: уже сегодня ежедневный оборот крипты только в Москве составляет около $20 млн, и появление регуляторных гарантий сможет привлечь сюда куда более значимые капиталы, особенно с учетом взрывного роста стоимости главной на сегодня криптовалюты – биткоина. О том, какое будущее ждет российский крипторынок, насколько он привлекателен для инвестирования и смогут ли цифровые деньги полностью вытеснить с рынка фиат, поговорили с президентом Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ) Юрием Припачкиным.

Не «пузырь», а новая экономика

– Юрий Игоревич, на ваш взгляд, что лежит в основе взрывного роста криптовалютного рынка?

– Хотя индустрия блокчейна и криптовалют – явление совершенно новое, речь, на самом деле, идет об очередном этапе развития мировой экономики, которая переходит в цифровой формат. За последние 20 с лишним лет в мире прошло несколько этапов технологической революции – сначала появились инновационные системы связи, оптоволокно, например, затем на их базисе возник интернет, а сегодня формируется настройка, связанная с блокчейном и криптовалютами. Мы с членами ассоциации РАКИБ рассматриваем эту историю именно как дальнейшее развитие цифровых сущностей, как переход экономики в цифровой формат, а также как процесс возникновения активов, которые соответствующим образом между собой обмениваются, обладая вновь сформированными ценностями. И уже сегодня понятно: следующим этапом развития будет все, что связано с искусственным интеллектом и ценностями, им рождаемыми.

– То есть криптовалюты – не очередной «пузырь»?

– Появление криптовалют как системы координат для вновь нарождающегося мира – естественный этап развития, они не какая-то пирамида. Негативные оценки – это в том числе защитная реакция на непонятные явления, которые проще запретить или сказать, что из них ничего не выйдет. Но это абсолютно не так, подтверждением чему является экспоненциально растущий интерес к криптоиндустрии. Например, в мире ежедневно открывается примерно 200 тысяч электронных кошельков. А еще 3 месяца назад их открывалось 20-30 тысяч. Сегодня весь мир стремительно движется к тому, что возникает новая ось цифрового пространства, которая потребует кардинальных изменений в налоговом и уголовном кодексах, а также гражданском праве, и потребует достаточно быстро. Сейчас ни одна страна в мире к такому не готова.

– Можно ли говорить, что у экономики появляется новое, четвертое измерение?

– Да, возникает цифровое измерение экономики; вы сталкиваетесь с ним каждый день. Например, когда размещаете пост в Facebook, обеспечиваете его каким-то количеством лайков, а потом это монетизируете через рекламу. Или копите мили «Аэрофлота», а затем тратите их на полеты или делаете покупки в партнерских магазинах. Возникает новая система экономических отношений, базирующихся на том, что фактически организации, которые производят свой продукт, вводят и свои системы частных денег, базирующиеся на блокчейне.

Первым отрегулируют ICO

– Когда в России появится регулирование для крипторынка, и какие шаги в данном направлении предпринимает РАКИБ?

– Пока ситуация развивается динамично и оперативно, есть поручение президента, которое нужно к определенным датам выполнить, есть экспертные группы в Госдуме, которые определяют возможность изменения законодательства, работают группы в Минэкономразвития, Центробанке, Минфине. Процесс идет динамично, задача же ассоциации – его стимулировать, собирать информацию от участников рынка, формулировать их запросы и направлять государству. РАКИБ – общественная организация, которая видит целью своей деятельности организацию работы крипторынка и учет интересов его членов и участников с точки зрения формирования законодательства, которое позволяло бы реализовывать бизнес-проекты. При этом у нас очень хорошие, плотные отношения с государственными институтами. Мы понимаем: без регулирования со стороны государства вряд ли что может произойти в этой новой зарождающейся индустрии. И это нормально, что законодательство запаздывает за развитием рынка – так было и будет всегда; главное, поддержать в дальнейшем благоприятную среду для развития отрасли.

– Какой сегмент крипторынка первым получит регулирование?

– Мы выяснили, что основное, что интересует сегодня отрасль, – вопрос проведения ICO. Поэтому оперативно хотим осуществить две вещи – выпустить единый глоссарий для криптоиндустрии, определениями которого будут оперировать все участники рынка. А также подготовить поправки к законодательству с целью легализации и ускорения процедуры краудинвестинга, как с использованием блокчейна и токенов, так и в виде коллективных инвестиций. Вот две тактические цели, которые мы ставим на ближайшие 3-4 месяца как РАКИБ. Дальше можно двигаться в направлении легализации криптовалют, развития рынков и т.д.

– Почему регулирование начнется именно с ICO?

– Это то, что интересует большинство участников крипторынка. Тот же майнинг с точки зрения законодательства сейчас ничему не противоречит, это процедура математических вычислений. Если вы поменяли биткоин на эфир, то просто обменяли одни коды математические на другие. А вот если вы захотите продать результаты майнинга, превратив биткоины в рубли или доллары, эта операция должна подлежать налогообложению.

– Каким будет механизм принятия инициатив? Какие сроки займет работа?

– Мы договорились, что все будет происходить через экспертную группу при Комитете ГД по финансовым рынкам. Пока мы собираем от участников индустрии все мнения и определения для глоссария, чтобы сделать его единым, а также готовим изменения в законодательство с точки зрения легализации краудинвестинга. Еще раз подчеркну: в нашем понимании, не надо ломать все законодательство. Достаточно точечных изменений и ряда подзаконных актов. До Нового года мы должны внести инициативы в комитет депутата Анатолия Аксакова, дальше все будет зависеть от депутатов.

От инвестиций не будет отбоя

– Если говорить о регулировании крипторынка, какие тут в принципе допустимы подходы?

– В моем понимании, регулированию подлежит только одна вещь – точка перехода фиата в крипту и обратно. Например, можно создать реестр людей, которые занимаются криптоинвестициями (мы предлагаем назвать их криптопредпринимателями), в нем регистрировать их ИНН, ЭЦП, электронные кошельки. Тогда не будет обезличенности, появится госрегулирование. Т.е. зашел инвестор в электронный кошелек, положил на него фиатные деньги, перевел в область криптоиндустрии, вернулся обратно, заплатил, к примеру, 6% налогов с оборота, как обычное ИП (а еще лучше 5% – в целях повышения привлекательности сектора), и все, мы регулируем эту индустрию.

– Это привлечет в Россию инвестиции?

– Конечно. Нашей целью являются лидерские позиции России. Если, скажем, вслед за законодательным регулированием краудинвестинга на Московской бирже появится секция ICO, я на 100% уверен, что это привлечет трейдеров со всего мира, потому что будут соблюдены все стандарты прозрачности. То есть инвестор приходит, регистрируется у нас в стране, заводит доллары, меняет их через зарегистрированный кошелек на крипту, проводит нужные операции, возвращается в фиат, платит налоги и живет спокойно.

Более того, если мы в той же истории обеспечим нормальное налогообложение вывода криптовалюты в фиат, эту историю весь мир воспримет на «ура!». Даже не 5%, а 10% все будут платить с удовольствием. И так стоит делать, потому что это еще антисанкционная история в полном объеме. Это тот мир, где нет санкций, он децентрализован изначально, в нем невозможно что-то запретить, он не связан с геополитикой. Тут придется уже отбиваться от инвестиций.

– Смогут российские граждане на этом заработать?

– Такой подход привлечет самых разных инвесторов. Но чтобы наши граждане не закладывали квартиры, чтобы здесь не ходили демонстрации вкладчиков, можно ввести годовой лимит на инвестиции – например, такой криптоинвестор сможет потратить в год не более трех миллионов рублей. Или 600 тысяч рублей – у нас же есть лимит по операциям, не подлежащим регулированию? Ограничим людей – и пожалуйста, играйте! Повышайте финансовую культуру, смотрите, что происходит. А хотите профессионально, на уровне 100 млн, – идите в трейдерскую контору, заключайте договор с профессиональными трейдерами или сами проходите обучение. Все очень просто идеологически, надо просто решиться это сделать.

Фиат дискредитировал себя

– Сколько еще осталось «жить» доллару?

– Спрос на ту или иную валюту обеспечивается только доверием к ней, больше ничем. На самом деле, никакая валюта ничем не обеспечена – ни активами, ни золотом, ни даже, извините, производством товаров. Чем, например, обеспечен доллар? О какой стоимости доллара можно говорить, когда страна заложена и перезаложена, причем на уровне федеральном, на уровне всех штатов и на уровне большинства домохозяйств и корпораций? В этом плане никакая мировая валюта ничем не обеспечена, и Центробанки просто соревнуются в степени доверия к ней. Потому и появилась новая история, связанная с доверием к децентрализованным ресурсам. Вот и все. Можно говорить о том, что сейчас блокчейн привел к возврату идеологии частных денег, которая была монополизирована и убита Центробанками в последние 100-150 лет. И происходит возврат к идеологии обеспеченных на 100% услугами денег, в отличие от тех денег, которыми генерируют Центробанки всех стран и которые ничем не обеспечены.

– Как повлияют новые законы на действующую финансовую систему? Ей суждено умереть, как некогда конной тяге?

– Нет, конечно же. Просто появляется новая система координат. Вспомним историю: какой самой главной проблемой занимался британский парламент в конце 19 века? Загрязнением британских городов навозом. Они реально не знали, что делать, вводили налоги на уборку навоза. Но пришла промышленная революция, появились автомобили, и проблема исчезла. Сегодня происходит та же самая история – не надо заниматься изучением вопроса по налогообложению навоза. Не стоит налогом обкладывать то, что налогообложению не подлежит. И это – основная задача нашей ассоциации: донести до законодателей, что мы все пришли в новый цифровой мир, чтобы жить в нем по несколько другим правилам. Мы все живем уже в этом новом мире. И наша задача – объяснять, учить, рассказывать чиновникам, воспитывать общество.

Беседовала Ольга Блинова

Прокомментировать интервью с Юрием Припачкиным «Инвест-Форсайт» попросил профессора Артема Генкина, специалиста в области теории денег и автора множеств книг о денежных суррогатах, электронных деньгах, а теперь уже и блокчейне:

«Несколько лет подряд я с удивлением и непониманием наблюдал за шараханиями некоторой части отечественной криптоотрасли от тотальной паники («Все пропало, всех посадят и все запретят!») до тотального же правового нигилизма («Зачем вообще обращать внимание на какие-то законы!»). И думал: ну когда же и здесь появятся цивилизованные лоббисты? Которые будут исповедовать философию не баррикад и маргинализма, а здравого смысла и интеграции в существующее экономико-правовое поле. Наконец рынок дозрел. И слова «криптовалюта» и «налогообложение» встали рядом. Это дает надежду на конструктивное продолжение диалога власти и криптосообщества».

Источник: Инвест-форсайт