О возможностях отключения России от мирового интернета

«В истории с изоляцией нашей страны от глобального интернета есть один важный технологический вопрос, который действительно может привести к определённым проблемам. Изначально при построении рунета предполагалось, что на территории России будет расположено один или два корневых сервера. К сожалению, нам не удалось этого добиться. Всего в мире 13 корневых серверов, 10 из них находятся на территории США. Если бы нам удалось решить задачу по размещению серверов у себя, то никто бы никогда от интернета нас отключить бы не смог. Эту проблему надо было решать в период благоприятной внешнеполитической обстановки для России. Сейчас, боюсь, наши западные партнеры не пойдут на то, чтобы добровольно лишить себя такого рычага давления на нашу страну. При этом, я считаю, что санкции всегда контрпродуктивны, пути для решения этой проблемы, пусть и не сразу, но мы все-таки найдем, в мире проложено достаточно оптики, чтобы найти пути обхода, например через азиатские страны. Санкции зачастую приводят к прямо обратному эффекту: они заставляют нас развиваться, искать внутренние резервы и находить нетривиальные пути выхода из сложных ситуаций.  Другое дело, что с точки зрения стратегических перспектив бесконечно искать пути обхода налагаемых ограничений, было бы контрпродуктивно. Оптимально было стать ключевой частью мировой системы, без которой она бы не смогла нормально функционировать».

Об опасностях «цифрового рабства»

«Я согласен с тем, что существует определенная опасность попадания нашей страны в зависимость от зарубежных цифровых технологий и цифрового контента. Эту угрозу можно нейтрализовать только одним способом – бежать быстрее других. Ни в коем случае не пытаться изолироваться, напротив аккумулировать лучший зарубежный и отечественный опыт, становиться центром притяжения для талантов. Президент РФ в одном из своих последних выступлений говорил об опасностях «дремучего охранительства». Поддерживаю этот тезис. Именно «дремучее охранительство» может привести к «цифровому рабству». Необходимо оставить попытки регулировать внутренними законами наднациональные технологии».

Об интеллектуальном потенциале России

«Наше законодательство должно стимулировать привлечение инвестиционных проектов в рамки российской юрисдикции. Необходимо стать центром притяжения для талантливых русскоговорящий людей, по тем или иным причинам уехавшим за пределы России. По моим ощущениям, которые формируются, исходя из опыта деловых и личных встреч, многие из уехавших рассматриваются возможность возвращения на родину. Во многом к этому решению их подталкивает и изменившееся отношение к русским за рубежом в связи известными политическими событиями. Люди даже либерального, западного мировоззрения сталкиваются с результатами антироссийской пропаганды, и естественно, что у многих из них появляется чувство протеста и несогласия».

О праве пользователей на свой «цифровой профиль»

«Следствием бурного развития цифровой экономики станет появление новых, до настоящего времени не существующих, систем взаимоотношений между всеми ее участниками. Например, цифровой «профиль абонента». Значительная часть капитализации Facebook – это следствие настоящего грабежа абонентов. Компания берет и использует ваш виртуальный профиль в своих коммерческих интересах, ровно так как она посчитает нужным. Сам же пользователь в этой ситуации оказывается беззащитным с правовой точки зрения. Для абонентов настало время заявить о правах на свой виртуальный профиль. Думаю, что разработка соответствующего законодательства должна занять примерно один или два года.  РАКИБ принимает участие в этом процессе.  И возвращаясь к вопросу о «цифровом рабстве»: если Россия станет первой страной, где пользователи на законодательном получат возможность самостоятельно распоряжаться своим цифровым профилем, то это станет хорошим примером нашего лидерства в цифровой индустрии».

Об иске к Google, Facebook и борьбе за демонополизацию

«РАКИБ совместно с отраслевыми организациями из других стран собирается подавать в американский суд на Google и Facebook, которые ввели запрет на рекламу криптовалют, хотя ни законодательные нормы США, ни международное законодательство не определяют криптовалюты наравне с распространением информации о наркотиках, например.

В глобальном же смысле – это возмутительный прецедент, когда мировые компании-лидеры начинают диктовать всему остальному миру, что можно, а что нельзя. Они пошли по пути цензурирования. Ответом на этот диктат станет борьба пользователей за свои права, в том числе и за демонополизацию рынка. История, в принципе, не нова – появляется технологический лидер, который на каком-то этапе монополизирует рынок и начинает диктовать свои условия, далее начинается борьба за демонополизацию.  Как только люди поймут, что на них паразитируют, этот процесс пойдет очень быстрыми темпами».

О перспективах рунета и белорусском опыте  

«Участники рунета обладают большим креативным потенциалом. То, что российский сегмент интернета входит в тройку мировых лидеров является доказательством этого тезиса. Но на самом деле, мы могли бы добиться и больших успехов, если бы государство создавало условия для привлечения в Россию креативно настроенных участников цифрового мира. В мире идет борьба за талантливых людей.  У нас есть перед глазами хороший пример Белоруссии, где для реализации программы цифровизации экономики был создан «Парк высоких технологий». Именно это организация является ответным органом, который отчитывается об исполнении программы первому лицу страны. У нас в стране существует АНО «Цифровая экономика», но ей явно не хватает полномочий. В белорусской схеме же присутствуют три ключевых компонента, которые могут обеспечить ей развитие: есть ответственный исполнитель, есть лояльная по отношению к участникам рынка система законодательства и существует дорожная карта, исполнение которой находится на личном контроле у главы государства. Хотелось бы, что бы и в России действовала подобная схема».

Радио «КП»: https://www.kp.ru/radio/26828.5/3867934/