РАКИБ публикует полную версию интервью Юрия Припачкина агентству РИА «Новости».

Как обстоит дело с принятием пакета законопроектов о регулировании рынка криптовалют и краудфандинга?

Будет перенос законов на осень, поскольку согласия между индустрией и законодательными органами нет.  Только приступил к работе новый состав правительства, где цифровая экономика и все ей сопутствующее выделено в отдельное направление. Помимо этого произошло перераспределение функций в администрации президента. Мы знаем, что цифровой вопрос там разделен между двумя подразделениями: это управление, ответственное за все, что связано с цифровым развитием, и управление в зону ответственности которого входят вопросы цифровой телекоммуникационной инфраструктуры.
Учитывая эти организационные мероприятия и то, что сменился ряд людей, практически все люди в администрации и в правительстве, которые занимаются этими вопросами, я считаю, что более разумно перенести эти вопросы на осень. Конечно, не затягивать сильно, не к Новому году, но нужно включить в повестку дня первых месяцев  осенних заседаний Думы.
За это время согласовать все вопросы с индустрией, поскольку у нас достаточно много вопросов к тем проектам законов, которые есть, и мы свое мнение высказываем — правовой комитет РАКИБ очень активно работает в кооперации с другими структурами, как общественными, так и с государственными. У нас сложилась хороашя кооперация со “Сколково”, с “Финтехом”, АНО «Цифровая Экономика», с рядом других структур. Идет обмен мнениями, и он достаточно плодотворный, по крайне мере, мы видим, что есть желание прислушаться к мнению индустрии.
Плюс во многих странах разрабатывается законодательство индустрии и  принимаются правовые решениея, это позволит учесть нам максимально то, что будет за лето принято и использовано. Я думаю, что опыт развития криптоэкономики,нарабатывается буквально каждую неделю, поэтому здесь очень важно принять то законодательство, которое не просто обеспечит развитие нашей криптоэкономики, а привлечет в Россию энтузиастов и инвестиционные ресурсы со всего мира, сделает нас действительно передовой страной в этом отношении.
Здесь примечателен опыт Белоруссии, которая объявила о создании целой инфраструктуры, но пока, к сожалению, не подкрепив это необходимыми  законодательными актами, дальнейшего активного развития это пока не получило. Мы работаем с белорусской индустрией, вообще с индустрией стран СНГ, у нас очень хорошее отношение на Евроазиатском пространстве, и с Арменией и Казахстаном, с рядом других ассоциаций, которые работают вместе, понимая, что для Евразэс создание единой криптономики является шансом дальнейшей интеграции нашего пространства.
Я считаю, что более разумно отложить второе чтение законопроектов, а сейчас подготовить поправки. Второе чтение  может изменить структуру законов и терминов. Самый яркий пример — отсутствие уже в проектах законов таких устоявшихся в мире терминов как “криптовалюта” или “токен”. То есть мы изобретаем опять некие понятия, например, “цифровые права” и начинаем их трактовать так, как будто это не криптовалюта, но и криптовалюта одновременно, позволяя реализовывать какие-то операции с использованием “цифровых прав”.  Тут надо просто принять какое-то решение: жениться или не жениться. Вот и все. Если жениться, то надо исходить из того, что криптоэкономика уже имеет определенный вид, она уже признана на G-20, мы видим, какими темпами американцы совершенствуют свое законодательство, как выступает SEC за регулирование тех или иных операций. Что нам в хвосте плестись? Мы должны опережать другие страны, учитывая тот русскоговорящий ресурс, который есть в криптономике: третий в мире русский язык после английского и китайского в криптоиндустрии. Надо пользоваться этим, привлекая в нашу страну всю крипто русскоязычную индустрию.
Я б сказал жестче. Президент поставил задачи по развитию нашей страны и определенный срок. Попытки решить эти задачи методами аналоговой экономики, как делается сейчас, не приведут к желаемому результату. Потому что мы всегда будем биться в тисках той системы координат, правила игры в которой мы не определяем, и всегда будем пытаться сохранить свое место в мировой экономике .  Нам надо определиться с мерами, которые приведут к экономическим долгосрочным успехам и выводу страны в первую пятерку экономик: повышение НДС ипенсионного возраста –  или появление 25 миллионов технологических рабочих мест.
У России есть шанс использовать возможности аналоговой экономики и в то же время активнейшим образом развивать ту систему координат, которая формируется сейчас в мире, и в которой мы занимаем лидирующее место.
Наше взаимодействие с законодателями сейчас такое: мы направили свои предложения к законопроектам, идет дискуссия и она будет продолжена. Цифровая экономика состоит из двух самостоятельных опор: первое — внедрение цифровых технологий в аналоговую экономику, чему в основном посвящена программа “Цифровая Россия”, второе — использование новых сущностей, таких, как “токены”, “смарт-контракты”, “цифровые деньги”, “криптовалюта” и “цифровые профили абонентов”, которые существуют в новой экономической реальности, которой раньше просто не было. Та страна, которая правильным образом организует этот процесс, она и выиграет. И сейчас за это идёт активная борьба. Надо ли применять цифровые технологии и криптотехнологии, в том числе блокчейн, в аналоговой экономике? Конечно, надо. Приведет ли это к технологическому прорыву? Нет, не приведет. Это может повысить конкурентоспособность, повысить доходности тех или иных процессов, но стратегически мы будем играть в аналоговой экономике: сырьевой, связанной с отдельными прорывами, скажем, в ОПК.  Криптоэкономика это тот технологический прорыв, который сейчас во всем мире реализуется и где Россия может стать лидером. Она может перешагнуть через ту разваливающуюся финансовую систему, которая сейчас есть. Ни для кого не секрет, что та финансовая система, которая сейчас реализовывалась ФРС США,  находится в  глубоком тупике, поскольку не позволяет развивать промышленность, рынки, даже самим странам G-7 развивать свои экономики так, как они хотели бы. Параллельно создается новая финансовая организационная система на базе криптоиндустрии.Это не заменяет одно или другое и не позволяет нам говорить, что только криптоэкономика решит все вопросы, нет, конечно. Но не замечать и не пытаться возглавить этот процесс — это крайне недальновидно.

Какая страна уже сейчас является лидером по разработке и использованию технологий на базе блокчейн? И почему?

Те страны, которые создают условия для программистов, технологов и просто энтузиастов. Давайте проанализируем, Виталик Бутерин, создатель платформы и второй по величине криптовалюты мира гражданин какой страны – Канада, самое крупное ICO – разработанный в России Telegram, но действующий в американской юрисдикции. Крупнейшие криптобиржы – Япония, Южная Корея, Китай. Юрисдикции для ICO – США, Сингапур, нарастают активно Швейцария. Активно занимаются созданием условий для разработчиков блокчейн-технологий США, Китай, Арабские Эмираты, Израиль, но не только для внедрения внутри страны, а скорее для экспорта этих технологий или внедрения в международных корпорациях.

Удастся ли России в будущем догнать или даже перегнать другие страны? За счет чего? На каком месте в мире в таком случае может оказаться Россия?

Я уверен в том, что сейчас для России есть окно возможностей, конечно, как и для других стран, но у нас сходится сейчас компетенция наших программистов и мотивация к борьбе с финансовыми монополиями , которая навязывается ФРС США. Благодаря криптоэкономике и продуктам на основе блокчейн-технологий  мы можем создать альтернативную систему международных банковских переводов, вымещать доллары из торговли с нашими крупными внешнеторговыми партнёрами, заменяя их криптовалютами. Это шанс, которых у нас было много в истории и которыми мы не смогли воспользоваться. Давайте вспомним передовые разработки советских и российских учёных и инженеров, в распространении и использовании которых преуспели другие: ИТ и интернет, генетика и биоинженерия, самолетостроение и освоение космоса.

Какие действия других регуляторов стоит позаимствовать России? Опыт каких стран вам кажется самым интересным и подходящим для России?

Нам надо создавать, а не заимствовать.

Какой объем средств криптоэкономика может привлечь в Россию?

Объем криптоэкономики колеблется в зависимости от рынка и зависит от торгов криптовалют и блокчейн-проектов, ICO. Это десятки миллиардов долларов. Экономика может привлекать 10-20 миллиардов долларов в год, создавая соответствующие квалифицированные рабочие места. Криптоэкономика мобильна, люди запросто могут перейти в другую юрисдикцию, где им выгодно, и развивать свой бизнес там. Они могут и жить здесь, но дела вести в других странах. Их можно привлечь национальным законодательством.

Как обстоит дело с регулированием майнинга? Что вы думаете об инициативе налогообложения майнеров? Как российским властям стоит оценивать майнеров? Какие советы по регулированию майнинга в РФ вы можете дать?

Говорят, что эта процедура требует налогообложения и является предпринимательской деятельностью. Вы купили компьютер достаточной мощности и производите некие математические вычисления. Разве это является предпринимательством? Ко второму чтению планируется обсудить и налогообложение майнеров. Наша позиция заключается в том, что нет смысла их обкладывать налогами, утверждать, что они занимаются предпринимательской деятельностью. Более того, мы как государство заинтересованы в том, чтобы майнинг со всего мира пришел сюда. Во-первых, это стимул для развития нашей энергетической промышленности, во-вторых, создание квалифицированных рабочих мест. В третьих, это имеет значительный геополитический смысл, связанный с тем, что если мы сосредоточим у себя 30-40% майнинга со всего мира, нас не отключат от мировой цифровой экономики. Майнинг это поддержка работоспособности блокчейн-цепочек по всему миру.

Известно ли о соглашениях по развитию майнинга со стороны энергокомпаний?

Вы знаете, об этом много говорят, но никто пока еще не дошел до реальных программ. В первую очередь, по причине отсутствия законодательства. Майнеров у нас в стране огромное количество. Производятся у нас в стране контейнеры для майнинга, высокотехнологические системы контроля. Мы знаем предпринимателей, в числе которых есть члены ассоциации, которые на своих производственных мощностях разместили майнеров. Они снизили затраты на обогрев цехов, поскольку идет тепловая энергия, они экономят часть затрат и снижают себестоимость продукции. Есть масса побочных положительных эффектов от этой деятельности.

При майнинге биткоинов и других криптовалют задействуется огромные объемы энергии. Как вы оцениваете эти энергозатраты? Сколько они составляют? Как они могут повлиять на экономики стран?

На этапе рассвета BigData нам рисовали страшилки о том, что для хранения данных нужны специальные большие и энергозатратные центры обработки данных. Тоже думали, где брать ресурсы, а хватит ли энергетики. В итоге победили и страны, где дорогая энергетика, но которые научились достигать эффект альтернативным способом, и страны в т.ч. Россия, которые просто превращали бывшие заводы в фабрики данных. С уверенностью могу сказать, что сегодня майнеры если выбирают 0,5% всего энергопотребления России, то это очень оптимистично. Не надо забывать, что майнинг-оборудование будет совершенствоваться, повышаться работоспособность, снижаться энергопотребление.

Как обстоит дело с реестром криптоинвесторов, который РАКИБ предлагала создать на базе ФНС?. Ассоциация предлагала идентифицировать криптоинвесторов по паспорту, ИНН или биометрии. Глава комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков говорил, что реестр должен вести ЦБ. Что решили  в итоге?

Мы предложили эту идею несколько месяцев назад. Этим путем идут некоторые страны, биржи вводят такую процедуру: после идентификации они позволяют вводить или выводить криптовалюты. В нашей ситуации, мне кажется, очень просто решается все, когда вводится реестр и при помощи ИНН ты можешь зарегистрировать свой криптокошелек.  Разумно, что управлять реестром будет ФНС. Ему ничего дополнительно делать не надо будет, просто появится еще одно поле учета. Человек получил ИНН, зарегистрировался и получил криптокошелек. Идея обсуждается вместе с другими предложениями, поданными нами (в пакете поправок к законопроектам — ред.). 

Росфинмониторинг ранее предлагал требовать  обязательной идентификации покупателей и продавцов криптовалют, совершающих операции через специальные пункты обмена этих активов (криптоматы). Как вы оцениваете эту инициативу?

Трудно не согласиться с мнением о том, что такая идентификация необходима. Вопрос, как реализовать эту инициативу в отсутствие необходимых законов? Криптообменник – это пункт перехода крипты в фиат. Наше законодательство не предоставляет криптообменникам возможности легальной работы , они все находятся в других юрисдикциях.  Как Росфинмониторинг предполагает работать с юрисдикцией острова Мэн или Мальты?

С майнингом и криптовалютой неразрывно связана тема ICO. Как считаете, перспективна ли эта модель краудфандинга?  Многие считают, что ICO  – это своего рода финансовая пирамида, как вы относитесь к такой точке зрения?

Это блестящая возможность сократить путь между владельцем денег и автором того или иного проекта. Его нужно реально узаконить и придать ему импульс для развития. Я считаю, что это очень серьезный элемент развития криптоэкономики. Когда мы говорим про обманутых вкладчиков, это просто непонимание работы рынка. Обманутые вкладчики всегда были, есть и будут. Более того, надо понимать, что даже известная всем система IPO не защищает вкладчиков от обмана. Есть просто некоторые  правила, по которым ты должен правдиво и полно рассказать о себе и своем проекте всем инвесторам. Если рассказал, они вложили деньги, а бизнес прогорел, никаких претензий к тебе нет, ты же рассказал правду. В ICO та же самая история.Наказывать мошенников надо так же, как и везде.

Как развивается проект “КриптоКрым”?

Пока проект подвис, потому что нет решения по его развитию и специального законодательства. Все другие проекты — “КриптоКалининград”, “Крипто остров Русский” — все сейчас повисло. Все разговоры утихли, проекты отложились на светлое будущее. А компании и инвесторы на месте не сидят, они бегают по миру. Зарубежные компании, которые собирались открыть здесь представительства бирж, видят, что пока здесь ничего не нет и ищут другие юрисдикции.

Как продвигается история с иском к Google, Twitter, Facebook, LinkedIn и «Яндекс», которые запретили рекламу криптовалют и ICO?

Мы завершаем формирование фонда в Швейцарии. Сбор средств для поддержки исков в судах начнется сразу после его создания. Компании и партнеры уже ждут создания такой структуры, заявок уже несколько десятков — и из России, и из других стран. Мы рады, что Facebook прислушался к позиции отрасли и начал политику смягчения правил в отношении рекламы криптовалют. Наши юристы скорректируют позицию, но продолжающийся запрет рекламы ICO конечно недопустим. Google, Facebook и другие интернет-компании занимают неправильную позицию, запрещая, например, не только рекламу проектов, но и конференций криптоиндустрии, что вообще является вопиющим фактом. Они используют монопольное положение и сами при этом работают над созданием своих криптовалют и блокчейн-проектов. Мы считаем, что это недобросовестная конкуренция с использованием антимонопольного положения, ограничение предпринимательства и ряд других нарушений и преступлений с их стороны.

Какие профессии в целом  могут  появиться или, напротив, исчезнуть со временем в сфере блокчейн и криптовалют? Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с кадрами: есть ли спрос на специалистов по блокчейну?

В любой аналоговой экономике возможно использование блокчейн-технологий, где работа связана с реестром, и где это выгодно. В криптоэкономике без блокчейна никак. Нашим экономистам надо понять, что у каждого человека есть несколько цифровых профилей, и на них строится новая экономика. Это “цифровое я” и участвует в экономике. Набор профессий в этом плане сильно не изменится: по-прежнему нужно будет образование, нужны будут менеджеры, финансисты. У них просто появится новая система координат — они должны будут обладать навыками и знаниями в области цифровой экономики. Здесь важна будет система обучения, получения оценки, аттестатов. Рынок как развивался, так и будет развиваться. Появится лишь новое приложение для бухгалтерии, контроля ресурсов. Это просто дальнейшее развитие человечества.

Сколько криптовалют, по вашим прогнозам, может быть на мировом рынке через 5-10 лет?Какая криптовалюта помимо биткоина, по вашим данным, сейчас активно набирает популярность?

Криптовалюты будут продолжать появляться. С моей точки зрения, биткоин на рынке сейчас занял место актива общего обмена – к его курсу все привязываются или торгуют. Мы понимаем, что если Alibaba завтра выпустит свою криптовалюту на один миллиард человек, которая будет оплачиваться у них и обеспечивать товарами и сервисами, то что будет с долларом или биткоином? Многие экономисты не понимают, что наступает новая экономика. Все большее число компаний уже выпускают свои криптовалюты, которые обеспечиваются товарами. Валюта любого Центрального банка сегодня ничем не обеспечивается, кроме как доверием.

Ожидаете ли вы роста или снижения цены на биткоин до конца года? До какого уровня и в связи с чем?

Шансы достижения цены биткоина 50 тысяч долларов к концу 2018 года есть. Более того, я считаю, что будет бурный рост после отмены ряда жестких ограничений, которые навязаны рядом стран — Китаем, Кореей и т.д.